«Все учатся у нас, а не у них»: основатель 2ГИС Александр Сысоев о том, как опередить Google «Все учатся у нас, а не у них»: основатель 2ГИС Александр Сысоев о том, как опередить Google Компания 2ГИС началась в конце девяностых на чердаке Новосибирского электротехнического института. В июле 2018 года она заняла 9 место в рейтинге самых дорогих интернет-компаний России. О том, в чем 2ГИС может потягаться с Google и Yandex, как Pokemon Go изменил мир и каким должен быть бизнесмен, рассказывает основатель компании Александр Сысоев. https://svoedelo.blog/uploads/media/default/0001/02/bc8811b6a87baefb68d2dc37d132d4f8a8c8b1db.jpeg https://svoedelo.blog/uploads/media/default/0001/02/bc8811b6a87baefb68d2dc37d132d4f8a8c8b1db.jpeg
«Все учатся у нас, а не у них»: основатель 2ГИС Александр Сысоев о том, как опередить Google

Вы были чуть ли не первым картографическим сервисом в России. В чём ваше принципиальное отличие от конкурентов?

Мы были одними из первых публичных сервисов. До нас в Сети успело появиться несколько локальных — например, были какие-то украденные цифровые карты. Но картографические сервисы Google и Yandex появились гораздо позже. Наше принципиальное отличие в том, что мы делаем локальный контент очень высокого качества. Все учатся у нас, а не у них.

Как выстроена работа по сбору справочника?

Это огромная машина. Когда мы начинаем работать на какой-то территории, единственное, что мы покупаем — это космические снимки. Как правило, у американской компании Digital Globe. Дальше с помощью нашего ПО мы делаем цифровую карту. До сих пор нет ни одного алгоритма, который на основе снимка нарисует карту, где будут прямые стены у домов. Потому что всё это зависит от положения солнца, теней домов.

Но номера домов не видны из космоса?

Да, стартовую нумерацию мы иногда покупаем у города, но потом обязательно дальше идем на территорию, и команда полевых специалистов ногами и глазами проверяет.

Вы собираете что-то по открытым источникам?

Да, мы похожи на поисковую машину, только мы это всё не публикуем. Как у поисковика, у нас есть роботы, которые собирают информацию в интернете. Но эта информация — только сырье. 50-60% компаний сайта не имеют. Информации о них просто нет в интернете. А так как наш стандарт говорит, что мы должны публиковать даже маленькие киоски, ремонт обуви, цветы, эту информацию можно собрать только с территории. Ни одна база данных не содержит корректной информации. Казалось бы, все организации должны быть зарегистрированы в налоговой. Но возьми базу налоговой — и получишь гору информационного мусора: компании, которые зарегистрированы в одном месте, а работают в другом, или те, что зарегистрировались, но к работе приступят где-то в течение года. Поэтому поисковые роботы дают часть сырья, а дальше ножками-ножками ходит наша команда. Потом подключается отдел продаж, потом подключаются пользователи, которые присылают свои корректировки. И мы это периодически все стимулируем конкурсами, играми.

То есть вы за то, чтобы люди звонили и говорили: «А у вас вот тут неправильно киоск указан»?

Конечно, это нам огромная помощь. Если у компании правильный адрес и телефон, но есть какой-то вид деятельности, который у нас не отображен, это тоже неправильно, это тоже ошибка. Достоверность информации должна быть 95%. Хочется, конечно, 100%, но это нереально, затраты на покрытие последних 5% — космические.

С какой частотой перепроверяется информация?

Мировая статистика говорит, что в первый год закрывается половина новых компаний. За год становится неактуальным, если контент не обновлять, а через три года справочник можно просто выбросить, поэтому процесс обновления непрерывный. Мы обязательно перезваниваем, ходим по городу постоянно. И в тех сегментах, где компании часто меняются, мы перепроверяем три раза в год.

Через сколько вы вышли за пределы Новосибирска?

В 2005 году: через год после открытия ООО «ДубльГИС» и через пять — после создания бренда и начала работы по продукту. Пошли Омск, Красноярск, Кемерово, появилась франшиза.

У вас же достаточно много франчайзи. Как вы с ними работаете?

Франчайзи-партнеры отвечают за обновление данных и их качество, а также за продажу рекламы. А мы даём им свою технологию, ПО. У нас есть отдел контроля, у них есть чёткие критерии.

А если не соответствует? Все, закрыть?

Стараемся сначала научить. К сожалению, бывают неуспешные партнеры, но это скорее исключения. В рейтинге Forbes мы входим в десятку самых прибыльных франшиз в России. Вопрос только в качестве работы. Юридически мы имеем право закрыть франшизу при невыполнении критериев. Мы ни разу не использовали этот инструмент. Во-первых, чтобы не портить карму. Во-вторых, мы понимаем, что вопрос всегда в управлении и в персонале и в том, как ты работаешь с людьми.

Какие критерии выбора города, где можно сделать справочник?

Можно везде, вопрос в том, когда это будет прибыльным. У нас же коммерческий продукт, нас же никто не дотирует. В городе должны быть достаточная деловая активность, чтобы зарабатывать на рекламе. Пограничная цифра — это 200 тысяч жителей (речь о населении города). Чем меньше город, тем меньше в нем конкуренции, тем меньше потребность в рекламе. У нас был такой случай: кто-то приезжал и спрашивал «А если я в своем городе открою?» Мы ему показали стандартную презентацию. И там видно, как пользователь открывает в справочнике рубрику, где все компании города. Например, химчистки. Человек говорит: «Что, сразу обе показаны будут?»

Есть некоторые малые города, которые партнеры держат для имиджа, например, города-спутники. Мы уже охватили в России практически все города до 250 тысяч жителей. Дальше мы будем менять технологию — делать сплошное покрытие страны со всеми городами, со всеми деревнями. Продукт выйдет уже в этом году. Франчайзи открывается в городе, который является областным центром, и вокруг него территория расширяется.

А как это коммерчески обосновано?

Создание единой карты России — это уже больше работа на удержание аудитории. Мы очень долго не работали в направлении автомобильной навигации. Прям сознательно не работали. У нас были алгоритмы, вся эта история была, но мы понимали, что долгое время навигация была серьёзным отдельным рынком. Все покупали навигаторы-гаджеты, и прямая продажа была единственным способом их монетизации. Покупаешь и ездишь. Потом появился Google, выпустил бесплатный навигатор и просто сломал этот рынок. Мы с большим уважением отнеслись к нему и не стали так делать. Бесплатный навигатор мы выпустили только осенью 2016 года, и он у нас «полетел» — привлек большое количество пользователей. И теперь люди спрашивают, почему по нашему навигатору они не могут доехать из Омска в Челябинск — ведь навигатор пока работает только в самих городах, как и 2ГИС.

Сложно ли было заходить в Москву и в Питер?

Мы в Москву заходили достаточно медленно, это был финальный большой город для нас в России. Но понимали, что это огромный рынок. Сначала мы делали его даже не столько для Москвы, сколько для страны в целом — в столицу часто ездят из других городов, где нас уже знают. А москвичи нас не знали особо. Только спустя несколько лет мы запустили большую рекламную кампанию и активно там продолжаем развиваться.

Еще вы перед тем, как зайти в Москву, сделали ребрендинг — поменяли название с ДубльГИС на 2ГИС. Мне как новосибирцу очень трудно было переучиться.

И нам было непросто, к новому нужно привыкнуть, и я даже иногда подумываю над тем, чтобы вернуть обратно. Если идти от английского: double — это двойной, double tree, double whiskey. Но в русском «дубль» — это, в том числе, копия. Мы никогда не думали об этом, а когда за Урал перешли и call-центр начал обзванивать там компании, часто задавали вопрос «Копия чего?». В итоге решили сделать название проще: 2ГИС. С тех пор у операторов кол-центра никто ни разу не спросил про копию, название «2ГИС» воспринимается легче. А часть названия — аббревиатуру «ГИС» — мы расшифровываем как городской информационный сервис.

Были ли идеи монетизации по принципу продавать продукт за деньги?

Мы начали ровно с этого, ещё до слова «ДубльГИС». Первый тираж на СD-дисках назывался «Цифровой план города» и продавался. Второй тираж был уже вместе со справочником. Продукт пользователям был интересен, но люди не готовы были за него платить. Пиратские диски быстро стали распространяться. Мы потом очень хорошо на этом сыграли, потому что стали раздавать диски бесплатно сами. Приходит человек в компанию и дарит тебе такую штуку — это приятно. А продавать это нереально. В некоторых городах мы, кстати, отказались от распространения на дисках лишь два-три года назад. С конца 90-х и сегодня наша концепция предполагает бесплатный продукт для всех, который окупается только за счёт рекламы.

Недавно Apple ваш сервис встроила в свои карты. Как и почему это произошло?

Мы обладаем самым полным справочником и самой точной картой тех территорий, на которых мы работаем. И очень многие игроки у нас покупают данные или хотят купить, но мы не всем продаем. Очевидно, что мы не продаем прямым конкурентам. Google, например. Но карты Apple на территории России для нас прямым конкурентом не являются. Им этот регион не так близок, как нам. Детализация карт и справочника компаний у нас, на мой взгляд, заметно выше. Но Apple Maps не встроили наш сервис — мы предоставили им только справочник организаций, не карты. Открываешь карты Apple, находишь фирмы, и видишь, что данные предоставлены 2ГИС. Для нас это хороший пиар. Apple не строит в России собственной системы сбора справочных данных, предпочитая их покупать, мы не видим в этом проблем. Это один из первых прецедентов, когда Apple выпускает брендированные данные.

Государство не обращалось с подобными просьбами?

Государство — один из основных покупателей наших данных, как справочных, так и картографических. Государственным службам тоже нужны актуальные карты и справочная информация. Для нас продажа данных — дополнительный источник дохода, главным является реклама в 2ГИС. Но и продажа контента динамично развивается, спрос на точные карты и данные велик — у нас их покупают банки, крупный ритейл, консалтинговые компании. По заказам компаний делаем исследования рынка — кол-центр собирает дополнительные данные, которых у нас нет.

Когда и зачем вы начали делать игры?

Игры мы делали очень давно, но в основном в оффлайне. Мы во всех наших городах проводили конкурсы на поиск ошибок, сотрудничали с ведущими квест-компаниями. В разных городах были разные названия, иногда даже достаточно эпатажные, типа «2ГИС платит за свои ошибки». Они всегда очень хорошо заходили. Но это было вне основного продукта. Потом стало понятно, что мир поменялся, покемоны взорвали мир. В позапрошлом году запустили игру на Медузе и на время обрушили сервера — рассчитывали на 50 000 игроков одномоментно, а получилось 147 000. Позже внутри 2ГИС запускали фотомарафон, во время которого скорость добавления фото в продукт увеличилась в 20 раз. В марафоне было два явных лидера: дальнобойщик, который много фотографировал, пока был в разных городах, и участник, который посетил много торговых центров. У них было огромное количество добавленных по всем правилам сервиса фотографий, в итоге мы присудили два первых приза. Еще постоянно проходят конкурсы добавления отзывов. Сейчас мы сделали игру «Спецагенты 2ГИС» с главным призом в миллион рублей. Она для тех, кто хочет сделать карты и справочники городов лучше — участники сообщают о неточностях в данных, добавляют новую информацию, отзывы о компаниях и фото. Например, один из активных участников игры добавил 870 фотографий! Всего сейчас более 600 000 участников, но выиграть может любой вне зависимости от времени вступления в игру. Я тоже играю в Агентов — прошел стартовые задания, но в ежедневных миссиях участвую не очень активно. Скорее, чтобы самому прочувствовать атмосферу игры и уровень ее проработки. Сотрудники 2ГИС тоже участвуют в игре — у нас свой внутренний зачет, отдельные призы; с пользователями, мы, конечно, не конкурируем.

Кто это все придумывает? У вас есть департамент геймификации?

Нет, это все рождается на стыке маркетинга и продукт-менеджмента. Большая геймификация внутри компании идёт: мы постоянно проводим конкурсы между городами, подразделениями. В прошлом году управление персоналом придумало корпоративную игровую платформу, и они её умудрились внедрить в четырёх компаниях, но у нас долго не могли запустить. Смысл в том, что группы продаж по всей стране соревнуются между собой.

Вы же человек с профильным образованием и, вообще, судя по разговору, разбираетесь во всем, что касается компании. Каким, на ваш взгляд, должен быть владелец бизнеса: он должен скорее разбираться в продукте или быть грамотным управленцем?

Нет единого рецепта. Скорее, конечно, должен быть некий предпринимательский дух. Что это такое, описано в разных книжках. Это желание что-то сделать. Мне повезло, что срослось направление, в котором я учился и работал, — компьютерная графика и обучение на старинных советских компьютерах — с тем, что мы сейчас делаем. А так были другие коммерческие инициативы в семье, в которых я активно работал. У нас была швейная фабрика, которую совсем недавно закрыли, агентство недвижимости маленькое. Нужно некоторое упорство и целенаправленность и оказаться в нужное время в нужном месте.

Ваш пресс-секретарь скинул прекрасную справку про компанию, и там написано, что 2ГИС начинался на чердаке Новосибирского электротехнического института (сейчас НГТУ — прим.), на кафедре автоматики.

Да, этот чердак видно из этого окна.

А когда вы смотрите на этот чердак из окна 22-этажного бизнес-центра, половина которого принадлежит вам, что вы чувствуете?

Ничего. Это некий пунктик в биографии, не более. Это сейчас просто очень смешно. Когда всё получилось, начинаешь читать книжки про стартап в гараже и понимаешь, что у нас был не гараж, а чердак — всё то же самое!

Ничего не испытываете, но первый снимок, который купили у «Совинформспутника», храните всё-таки.

Потому что это снимок физический, это плёнка. Ничего более. Это, конечно, некая реликвия, но чтобы повесить её в золотой рамке — нет.