Рёв мотора. Как работает мотокластер в центре Москвы Рёв мотора. Как работает мотокластер в центре Москвы Байкеры — это огромные бородатые мужики, которые слушают тяжёлый рок и разговаривают всё время о мотоциклах? Только не в «Мотоквартале». В центре Москвы три года назад начала разрастаться отдельная экосистема для ценителей «железных коней». Как создать бизнес-экосистему из своего увлечения и поднять оборот компании до 20 миллионов рублей? https://svoedelo.blog/uploads/media/default/0001/05/f5dd45226f2f07ec1904d3d214efbea3ffaaa679.png https://svoedelo.blog/uploads/media/default/0001/05/f5dd45226f2f07ec1904d3d214efbea3ffaaa679.png
Рёв мотора. Как работает мотокластер в центре Москвы

— Где я могу найти Александра Астапова? — спрашиваю я у официантки бара «Турбоэра».

— Не знаю. А кто это?

— Как я понимаю, ваш арт-директор.

Девушка пожала плечами, подала мне меню, приняла заказ и удалилась. Через несколько минут принесла напиток и почти выкрикнула:

— Стингер, что ли?

— Теперь я не знаю, о ком вы говорите.

— Ну, Астапов — это Стингер. Вот он, — официантка кивнула в сторону парковки.

Искали свой угол в Москве

Александр «Стингер» Астапов приехал на Ducati. Спрыгнул с байка, снял шлем, тряхнул длинными седыми волосами и улыбнулся. Официантка принесла огромный бургер.

— Это ещё маленький. Вот есть с двумя котлетами, его даже я осилить не могу. А есть у нас друг Лёха Ирокез, невысокий, крепкий парень. Так он этот бургер съедает, берет ещё овощи на гриле и виски. И нормально, — рассказывает Александр Астапов. — Бар «Турбоэра» — место, с которого начал разрастаться «Мотоквартал».

Стингер с первой половины восьмидесятых ездит на мотоциклах. Сначала гонял на мопедах по Курску, потом по Харькову и Санкт-Петербургу. Решил остаться в Москве. Работал журналистом, писал про мотоциклы, технические новинки. «Работа такая — насиловать мотоциклы извращённым способом, а потом писать про них гадости», — говорит он. Часто бывал в европейских мотокварталах — районах, где есть всё для байкеров: одежда, мастерские, тюнинг, бары.

В 2013 году Астапов понял, что в Москве таких мест для любителей скорости нет. Наши байкеры собираются в разных частях столицы, но организованного пространства с соответствующей атмосферой просто не существует. Стингер хотел открыть мастерскую по ремонту и сборке мотоциклов, а рядом магазин со всякими тюнинговыми «вкусностями» для байков. Кризис 2014 года заставил Стингера и его друга Джипси пересмотреть стратегию.


Мотомагазин в условиях перманентно летящего вниз рубля — это самоубийство, — говорит Александр. — Мы решили открыть бар и мастерскую для «Дукати», создать бизнес-синергию, когда два заведения будут работать друг на друга. Идея зрела ещё год


Мы искали место в Москве. Сначала обратились на дизайн-завод «Флакон», оттуда нас послали. Сказали, что бар — это хорошо, а «вот эти ваши мотоциклы и бензин — до свидания». Я помню, как мы с Джипси тогда посмотрели друг на друга и произнесли: «Ничего, у нас будет свой мотокластер».

К Александру и Джипси присоединились ещё двое: Сергей «Браджорт» и Тимур. Александр выступил как арт-директор, идеолог. Тимур взял на себя юридическое сопровождение и нашёл по своим связям место в двух километрах от метро «Павелецкая». Сергей занялся баром и его организацией.

— Я не могу назвать сумму, которая была вложена в «Турбоэру», потому что её никто не считал. Все мои компаньоны-друзья занимаются серьёзным бизнесом, а мотоциклы — это «фан» для них. В своё увлечение они вкладывали средства, которые были необходимы: под такие проекты кредиты не берут, ведь здесь всё делается для себя и под себя. Несколько миллионов рублей на аренду, закупку оборудования, ремонт точно потребовалось. Но мы всё тут делали своими руками. Стулья находили чуть ли не на свалках, потом обшивали их, как нам надо, и вот — почти дизайнерская мебель, — рассказывает Стингер.


Турбо-точка роста

В июне 2016 года проект «Турбоэра» был запущен. Заработал бар, открылась мастерская. Ни в какую наружную или интернет-рекламу компаньоны не вкладывались. Стингер сделал ставку на продвижение только среди своих, приглашал в «Турбоэру» тех, кого хотел бы здесь видеть: своих приятелей, их знакомых, байкеров, чьё мнение для самого Астапова ценно. Главная цель — создать клуб для своих по духу, а не банальный кабак с байкерским уклоном. Первый сезон нельзя было назвать финансово успешным: тусовка собралась, но была совсем малочисленной.

— О нас узнали и заговорили в мотосреде. Это было важнее, — отмечает Астапов.

Следующий сезон был также не очень удачным, подвела погода: в дождь на мотоцикле особо не погоняешь. Народу было немного, но постепенно публика прирастала. Стингер пробовал превратить «Турбоэру» в концертную площадку, приглашал выступать альтернативные рок-группы. В коммерческом плане эта идея себя не оправдала: публика была не байкерская, да и каждый концерт собиралась разная. Но у «Турбоэры» уже появился имидж клуба, а не мотобара.

Примерно в то же время рядом с клубом появился тату-салон «Серафим». Старая трансформаторная будка была переделана Серафимом Тумановым в маленький кусочек Техаса: шрифт с вензелями, «головы бандитов» в окнах, ковбойская атрибутика. Клиентов в «Турбоэре» благодаря тату-салону прибавилось, да и посетители бара и мотомастерской стали «забиваться» у Серафима из «своей тусовки».

— Джипси и Серафим смогли договориться с арендодателем о льготных условиях для тех, кто хочет стать частью мотокластера. Тут, кроме нас, куча других офисов, какая-то танцевальная студия, но к нам они не относятся. Только вот этот угол — наше живое и жилое место, — говорит Стингер.

В свою экосистему организаторы «Турбоэры» стали приглашать тех, кто им интересен. Джипси к своим нескольким Ducati купил ещё Harley Davidson, поговорили со знакомым мастером — в «Мотоквартале» появилась мастерская Slash Engineering, специализирующаяся только на «харлеях». Рядом открылась Metal Toys Factory, ещё одна мастерская — только для «Дукати». А спустя ещё некоторое время в «Мотоквартале» появилась вторая мастерская по «харлеям».

Клиенты думали, что в «Мотоквартале» все сошли с ума, раз двое конкурентов по «Дукати» теперь практически через стенку работают, а между ними — ребята по «Харлеям». Но синергия получилась идеальная: клиентура у ребят разная, при этом они друг другу помогают.


Вот скажи мне, сколько хижин построит настоящий джентльмен, оказавшись на необитаемом острове? Пять. Дом, офис, бордель, клуб, в который он ходит, и клуб, который он игнорирует. 


Так и с нашими мастерскими: у одних клиентов сложились хорошие отношения с нашим Юрой Буткевичем, у других — с Лёхой Итакудом и его Metal Toys Factory. Ребята дружат домами.

— А если я к вам приеду на какой-нибудь «хонде» или «ямахе», меня починят? Или таких к вам не пускают?

— Ты просто в очередь не встанешь, тут у ребят всё расписано. Нет, если у тебя цепь порвалась или что-то такое срочное, тебе помогут, конечно. Мастерских по «японцам» полно во всём городе, потому что чинить их надо слишком часто в отличие от наших породистых красавцев, — Стингер улыбнулся.

Сейчас на карте «Мотоквартала» шестнадцать точек: «Турбоэра»-бар, две мастерские по «Дукати», две — для «харлеев», барбер-шоп, тату-салон, кальянная, детейлинговые мастерские, магазин запчастей, тюнинг, страхование для байкеров, мотошкола.


Мотосезон круглый год

Байкеры рассекают по улицам города с мая по октябрь (иногда дольше, если позволяет погода). Но, по словам Астапова, «Мотоквартал» живёт круглый год. Да, зимой наблюдается спад в мастерских и тюнинговых магазинах. Но в парикмахерскую, тату-салон, бар клиенты приходят независимо от мотосезона.

По выходным в кластере народу битком. В «Турбоэре» девушки танцуют на барной стойке, играет живой блюз, во дворе стоят десятки байков. Большинство гостей старше тридцати лет, причём не обязательно владельцы мотоциклов. Сюда приходят те, кому интересно пообщаться.

Стингер признается, что ему хотелось совместить богемность с таксистскими забегаловками конца восьмидесятых. Кто-то из компаньонов сформулировал концепцию «Мотоквартала» как «рёв моторов, визги девок». Но атмосферы разврата создать не удалось, как бы Стингер ни старался.


Здесь нет дешёвого пива и трэш-рока. Я планировал, что будет угар, но всё как-то интеллигентно получилось. Большая винная карта, спокойная обстановка для культурного отдыха


Иногда мы устраиваем поэтические квартирники, благотворительные акции, дискуссии на всякие научные темы, общаемся про авиацию, автомобилестроение, космос, футурологию, — рассказывает Стингер. — Благодаря атмосфере «все свои» в прошлом году мы вышли в плюс. Сейчас оборот бара «Турбоэра» по грубым подсчётам — порядка 20 миллионов рублей.

Удалённость от метро помогает избавиться от лишних глаз, считают в «Мотоквартале». Можешь приехать как гость, спокойно посидеть без шума мегаполиса хоть до самого утра. А можешь открыть свой мотобизнес и заниматься любимым делом в том месте, где уже есть целевая аудитория и своя тусовка.