Ход вещей: можно ли сделать модный бренд из мусора Ход вещей: можно ли сделать модный бренд из мусора Рыболовные сети, баннеры и автомобильные камеры помогли предпринимательницам из Москвы и Санкт-Петербурга создать собственные марки в индустрии моды. Редакция «Своего дела» выяснила, как их клиентами стали Adidas и «Вконтакте», а партнёрами — фабрики, которые работают с H&M, Prada и Burberry https://svoedelo.blog/uploads/media/default/0001/07/3a7e05f467f51bfb936a34c55a41b98069c58e58.png https://svoedelo.blog/uploads/media/default/0001/07/3a7e05f467f51bfb936a34c55a41b98069c58e58.png
Ход вещей: можно ли сделать модный бренд из мусора

Пластик ближе к телу

«Сегодня я была грузчиком, завтра — печатником, потом шла ругаться на производство, встречаться с курьерами, отвечала на сообщения в мессенджерах — и так постоянно. У меня не было выходных и праздников, я не делегировала полномочия. И, наверное, это было ошибкой», — вспоминает предпринимательница Ольга Колкова о своём первом опыте в бизнесе.

В 2013 году, перед тем как начать производство купальников из переработанного пластика, Ольга создала компанию Pineapple для пошива свитшотов с художественными репродукциями для Русского музея, Эрмитажа, Третьяковской галереи на Крымском валу и Пушкинского музея. Оборот бизнеса составлял 1 миллион рублей в месяц, а средний масштаб производства за этот период не превышал 500 свитшотов (при розничной цене в 3,5 тысячи рублей за экземпляр). Помимо работы с музеями, Ольга открыла шоурумы в Москве и Петербурге и интернет-магазин. Но после рождения ребёнка и развода в 2017 году она поняла, что не справляется в со всем в одиночку и закрыла компанию.

В январе 2019-го поехала на Бали, где ежегодно проводит зиму. Гуляя по пляжам, до которых раньше не добиралась, Ольга заметила груды мусора, сваленные на песке и плавающие в океане. Ежегодно в Индонезии в океан попадает 3,22 миллиона тонн пластиковых отходов, сообщается в прошлогоднем исследовании Университета Джорджии. Каждый день на Бали образуется 680 кубометров отходов, из них на переработку отправляется только 5 %, подсчитали в проекте Bye Bye Plastic Bags.

В январе 2019-го поехала на Бали, где ежегодно проводит зиму. Гуляя по пляжам, до которых раньше не добиралась, Ольга заметила груды мусора, сваленные на песке и плавающие в океане. Ежегодно в Индонезии в океан попадает 3,22 миллиона тонн пластиковых отходов, сообщается в прошлогоднем исследовании Университета Джорджии. Каждый день на Бали образуется 680 кубометров отходов, из них на переработку отправляется только 5 %, подсчитали в проекте Bye Bye Plastic Bags.

«Сначала мне казалось, что это проблема Индонезии, неразвитой страны, не справившейся с потоком туристов. Но дело касается всего мира», — признается Ольга. Она стала изучать, как пытается сокращать отходы индустрия моды — один из главных загрязнителей планеты. Для Ольги стал показательным пример модного дома Stella McCartney, который в 2019 году выпустил капсульную коллекцию All together now с одеждой из органического хлопка, переработанного кашемира и пластика.

В одном из интервью Стеллы Маккартни Ольга прочитала о словенской фабрике Aquafil, которая сотрудничает с Adidas, Burberry, Prada, H&M. Предприятие перерабатывает океанический пластик и рыболовные сети в Econyl. По своим характеристикам этот материал ничем не отличается от нейлона. Получившееся волокно можно смешать с другим сырьём и получить ткань для одежды, предметов интерьера и так далее.

«Я поняла, что снова хочу заниматься модой, делать одежду кругового цикла. Единственное, что всегда делается из синтетической ткани — это вещи для занятий спортом и купальники. Я выбрала последние», — вспоминает Ольга. В начале 2019 года она основала свой бренд Frencia.


Источник: «Экспресс-обзор»


Источник: «Экспресс-обзор»

Производство купальников состоит из нескольких этапов. Econyl закупается на фабрике в Словении. Оттуда волокно отправляются на предприятие в Италии, где его смешивают со спандексом, благодаря которому изделие лучше тянется и становится устойчивым к воздействию хлора и солёной воды. Следом готовая ткань (бифлекс) транспортируется в швейную мастерскую на Бали. После купальники рассылаются заказчикам. Сама Колкова постоянно находится в Москве, откуда и руководит процессами.

«В России я нашла трикотажные производства, которые могут отшивать коллекцию на обычных машинках. Но это оборудование испортит ткань, швы будут рваться при натяжении. А мастерские, работающие только с бифлексом, принадлежат определенным брендам и не готовы брать мою коллекцию на аутсорс», — объясняет предпринимательница. В итоге швейный цех Frencia разместился на индонезийской фабрике Swimwear Bali, которая сотрудничает с Mango. Сначала владелец производства – «британский хиппи, помешанный на экологии» – не соглашался предоставить мощности, но концепция бренда убедила его. Ольга получила в распоряжение цех и отшила 700 экземпляров купальников. Однако на этом трудности не закончились: коллекцию резко раскритиковал менеджер фабрики.

«Вы делаете коллекцию для инстамоделей? У девушек бывают проблемы с грудью после кормления, появляются растяжки. То, что вы сшили, сексуально, но обычным женщинам не подойдёт», 

— цитирует его Ольга


«Вы делаете коллекцию для инстамоделей? У девушек бывают проблемы с грудью после кормления, появляются растяжки. То, что вы сшили, сексуально, но обычным женщинам не подойдёт»,

— цитирует его Ольга


После этого предпринимательница решила узнать мнение своих подписчиц. Их замечания и предложения помогли разработать первую коллекцию из 26 моделей.

Инвестиции в запуск Frencia составили 2,5 миллиона рублей. Это были личные накопления Ольги, появившееся благодаря первому бизнесу. Изначально две трети суммы она заложила на производство и логистику, остальное — на маркетинг. Но из-за налогов, которые пришлось платить в Италии и Индонезии, денег на рекламу не хватило. С промо проекта, фотосессиями для Инстаграма и съёмкой ролика для Ютьюба предпринимательнице безвозмездно помогли друзья.

Купальники Frencia продаются за 8–10 тысяч рублей. Это дороже, например, моделей из коллаборации Stella McCartney и Adidas, также сшитых из Econyl. Продажи стартовали 18 июня, пока что первая коллекция распродана лишь наполовину. В июле Колкова попыталась собрать 1,5 миллиона рублей через Boomstarter для запуска производства в Москве, чтобы снизить затраты на логистику и пошив. Взамен она предложила участникам скидку 30 % на купальники. Но на счёт бренда перечислили лишь 775 тысяч рублей, поэтому деньги вскоре вернулись спонсорам.

Инвестиции в запуск Frencia составили 2,5 миллиона рублей. Это были личные накопления Ольги, появившееся благодаря первому бизнесу. Изначально две трети суммы она заложила на производство и логистику, остальное — на маркетинг. Но из-за налогов, которые пришлось платить в Италии и Индонезии, денег на рекламу не хватило. С промо проекта, фотосессиями для Инстаграма и съёмкой ролика для Ютьюба предпринимательнице безвозмездно помогли друзья.

Купальники Frencia продаются за 8–10 тысяч рублей. Это дороже, например, моделей из коллаборации Stella McCartney и Adidas, также сшитых из Econyl. Продажи стартовали 18 июня, пока что первая коллекция распродана лишь наполовину. В июле Колкова попыталась собрать 1,5 миллиона рублей через Boomstarter для запуска производства в Москве, чтобы снизить затраты на логистику и пошив. Взамен она предложила участникам скидку 30 % на купальники. Но на счёт бренда перечислили лишь 775 тысяч рублей, поэтому деньги вскоре вернулись спонсорам.

«Я понимаю, что эти вещи может позволить себе лишь 5 % населения. Стоимость могла бы быть ниже. Но сейчас в неё не заложено и 100 % прибыли», 

— говорит Ольга


«Я понимаю, что эти вещи может позволить себе лишь 5 % населения. Стоимость могла бы быть ниже. Но сейчас в неё не заложено и 100 % прибыли»,

— говорит Ольга


Однако своим проектом Ольга смогла заинтересовать селебрити, которые придерживаются концепции осознанного потребления. В Инстаграме посты в поддержку Frencia опубликовали певица Вера Брежнева и ведущая Мария Ивакова, сделавшая серию постов об экологических проблемах. «Селебрити помогли мне не столько с заказами, сколько с полезными знакомствами. Несколько человек проконсультировали меня, и я поняла, что мне не хватает стабильного потока клиентов. Поэтому пока нет смысла открывать собственное производство, которое себя не окупит», — говорит Ольга.


Фешн-атака

В 2012 году, после отчёта в журнале Nature Science индустрию моды признали вторым после нефтяной промышленности источником разрушительного воздействия на окружающую среду. Спустя 6 лет The New York Times опроверг эту информацию. Тем не менее, фешн-бренды — второй после сельского хозяйства источник загрязнения пресной воды. В 2015 году предприятия индустрии моды выбросили в атмосферу 1,2 миллиарда тонн парниковых газов — больше, чем все самолёты и корабли за аналогичный период.

В апреле 2018 года журнал Vogue опубликовал данные о том, что 64 % миллениалов во всем мире выбирают одежду экологичных брендов. Этой концепции придерживаются в том числе Stella McCartney, Adidas, Levi’s, а также один из пионеров recycle-моды — американский бренд Patagonia, который с 1993 года производит одежду из переработанных пластиковых бутылок.


Сумка из вашей рекламы

В 2014 году Саша Полярус, организатор мероприятий из Санкт-Петербурга, купила в Париже сумку из тентов для фур швейцарского бренда Freitag. Тогда она впервые задумалась о том, что может сделать собственный бизнес, связанный с переработкой отходов. Примерно в это же время над своей коллекцией баннерных сумок Africa для ASOS трудилась британский дизайнер Вивьен Вествуд.

Саша уволилась из ивент-агентства, забрала со склада ненужные рекламные баннеры и начала изготавливать из них сумки под брендом Polyarus. Мастерскую организовала в собственной квартире. На запуск потратила 30 тысяч рублей: купила швейную машинку и фурнитуру.

Для производства используются только б/у баннеры. Перед раскройкой их надо обработать спиртовым раствором и обезжирить поверхность. Благодаря цвету и рисункам на ткани у каждого изделия получается индивидуальный дизайн. Но пять лет назад мало кто понимал, что такое переработка, вспоминает Полярус.

Она решила продавать сумки через соцсети и на городских маркетах. Её первыми заказчиками стали друзья-музыканты, которым нужен был мерч, и члены семьи. «Для меня остаётся загадкой, зачем они покупали те сумки. Первые модели, скорее, вызывают улыбку», — говорит Саша.

Спустя полгода предпринимательница захотела расширить ассортимент бренда и начала делать сумки из более долговечного материала — использованных велосипедных и автомобильных камер. Она искала сырье в разных автомастерских: приходила и предлагала забрать мусор на переработку. По словам гендиректора Физико-энергетического института имени А. И. Лейпунского Андрея Говердовского, эти материалы разлагаются на свалках около сотни лет.

«Я продавала сумки на маркетах и, когда говорила, что они не из кожи, а из шин и баннеров, люди возмущались: „Из помойки достала, а теперь продаёшь?“» 

— вспоминает Саша


«Я продавала сумки на маркетах и, когда говорила, что они не из кожи, а из шин и баннеров, люди возмущались: „Из помойки достала, а теперь продаёшь?“»

— вспоминает Саша


Тогда годовой оборот компании редко превышал полтора миллиона рублей. Сумки стоили от 800 до 9000 рублей. Их покупали в основном «модники 20–40 лет, которые привыкли к уникальным вещам, веганы, а также сторонники концепции re-using».

Ситуация изменилась в августе 2018 года после чемпионата мира по футболу, который проходил в России. Официальным спонсором мероприятия был Adidas. После мундиаля головной офис компании поручил российскому филиалу переработать баннеры на всех площадках бренда, а это около 2 тысяч квадратных метров ткани. Тогда к Саше обратилось агентство Louder, партнёр Adidas. В итоге компания купила тысячу шоперов Polyarus.

После этого у Полярус появились новые крупные клиенты. Сначала «правильный мерч» заказала петербургская компания «ОПГ Добрых дел» (владеет заведениями Hamlet & Jacks, «На вина!»). Следом, благодаря участию Саши в Moscow Urban Fest в «Зарядье» организаторы форума заказали у неё 100 поясных сумок из автомобильных камер, а также отдали на переработку все баннеры. По предварительным подсчётам, из них можно пошить больше тысячи сумок.


Данные: Pressmax


Данные: Pressmax

Сейчас Саша работает над мерчем для «Газпрома», «Сбербанка» и «Вконтакте». В частности, по заказу организаторов VKFest Polyarus изготовит 200 сумок и 70 чехлов для ноутбуков. За год после ЧМ — 2018 оборот бренда вырос до 3,5 миллиона рублей в год. Около 30 % выручки приходится на розничную продажу сумок в мультибрендовых магазинах — лофт-проекте «Этажи» в Петербурге и Concept M Store в Москве.

В штате Polyarus работают 4 человека, включая Сашу. В среднем команда изготавливает в неделю 200 баннерных шоперов и около сотни поясных сумок из автомобильных камер. При необходимости Полярус отдаёт часть производства на аутсорс.

В этом году бренд решил выйти на европейский рынок и начал участвовать в берлинских маркетах. Но развивать бизнес Саша хочет в России. Ближайшие планы — открыть монобрендовый магазин и наладить сотрудничество с администрацией Санкт-Петербурга. «В городе проходит много мероприятий, для которых используется нереальное количество баннеров. Мне хочется поставить на поток переработку каждого из них».