Как совместить бизнес с армией и не прогореть Как совместить бизнес с армией и не прогореть Открыть бизнес, зарабатывать 100 тысяч рублей в месяц и уйти в армию? Основатель видеопродакшена Дмитрий Ковин сделал именно так. Как и зачем вести своё дело в Челябинске, проходя службу в морском флоте на Камчатке? https://svoedelo.blog/uploads/media/default/0001/03/44afb5dac003870df3e822fe6bffb5ff9d206e8f.jpeg https://svoedelo.blog/uploads/media/default/0001/03/44afb5dac003870df3e822fe6bffb5ff9d206e8f.jpeg
Как совместить бизнес с армией и не прогореть

У одной из стен съёмочной площадки стоит картонная фигура улыбчивого рыжего парня в полный рост. Это изображение генерального директора Дмитрия Ковина, наблюдающего за работой своего видеопродакшна. Сам Дима прямо сейчас находится в армии, в радиотехнических войсках на Дальнем Востоке.

Свет прожекторов. Микрофоны. Камеры. Операторы настраивают нужный кадр, чтобы начать снимать рекламный ролик. Продюсер носится по площадке. Актёры поправляют грим, повторяют текст. Съёмки начнутся через три. Два. Начали.

— Я ещё в школе решил, что не хочу бегать от армии. Поэтому был готов служить, — рассказывает Дима «Своему делу». — Когда заканчивал универ, моему бизнес-проекту был всего год. Я не знал, как сделать лучше: закрыть всё или попробовать сохранить. Ну, закрыть я всегда успею, так? Компания работает без меня, но под моим присмотром. Вроде успешно.

Дима до сих пор не может понять, что именно сподвигло его пойти служить, и не может объяснить свою мотивацию. Говорит, просто чувствовал, что нужно пойти. И пошёл.

По словам Ковина, за восемь месяцев службы он стал сильнее и жёстче. Надеется, что эти качества пригодятся в бизнесе: больше не будет колебаться в принятии решений. Ещё армия научила его полному принятию: делать то, что тебе не нравится, молчать и находить везде свои плюсы.

— Я практически постиг дзен: разучился волноваться. Приказы командиров тут не обсуждаются. Если отправляют в наряд, идёшь и не возмущаешься. Может, мне с сотрудниками потом также себя вести? — улыбается Дмитрий.


Как открыть видеопродакшн без денег

Дмитрию Ковину 24 года, он окончил Челябинский государственный институт культуры по направлению режиссуры кино и телевидения, снимать начал ещё в детстве.

— Когда школу заканчивал, мне попалась в руки камера. Попробовал поснимать. Прикольно. Начал делать ролики для друзей. Кто-то начал меня советовать своим знакомым. Делал для них видео за шоколадки. Потом сижу, монтирую в один из дней и думаю: «Что за чёрт? Я делаю классные ролики, пора брать деньги!» И начал брать, — рассказывает Ковин.

Сначала заказчиками были друзья и друзья друзей. Ковин создал группу во «Вконтакте», начал привлекать туда подписчиков своими роликами. Ходил на модные тусовки в Челябинске, снимал там. Организовывал квартирники и литературные вечера, это значит всегда быть на виду. Сарафанное радио работало эффективно, в числе заказчиков стали появляться крупные бизнесмены: застройщики, рестораторы, владельцы развлекательных центров.

— Заказчикам было удобно официально переводить деньги на расчётный счёт в банке. Я открыл ИП, узнал, что такое налоги. И понял, что надо делать нормальный бизнес, а не всю эту самодеятельность, — говорит Ковин.

«Нормальный бизнес» в представлении Димы — это команда, офис, оборудование, постоянные заказчики, доходы, расходы, планирование. Во время одиночной работы Дима понял, что ему не хватает навыков маркетолога. Нашёл маркетолога. Не хватает операторов — нашёл оператора. Не хватает человека, который будет продюсировать съёмку: искать локацию, договариваться с героями, подбирать рекламодателей. Нашёл продюсера.

— Я открывал свою страничку во «Вконтакте». Пролистывал список друзей. Вот прикольный чувак, надо с ним посотрудничать по сценариям. Вот хорошая девочка, она может помочь с музыкой для роликов. Сразу им писал личные сообщения, — вспоминает Дмитрий.

Большинство из тех, кому Дима предлагал сотрудничество, соглашались. Меньшинство не готовы были по-настоящему работать и отсеивались. Дима снял офис. Закупил оборудование: камеру с объективом, макбук, жёсткие диски, комплект света для съёмок, штативы, монопод, петлички для записи звука.

— Можно было всего этого не делать. Можно обойтись без офиса и дополнительных штук для создания видеопродакшена, это я сейчас понимаю. Ты можешь даже не уметь снимать или монтировать. Главное — уметь договариваться с людьми. С заказчиками, с сотрудниками, с фрилансерами. Находишь клиента, узнаёшь его требования. Нанимаешь операторов, объясняешь им техзадание. Находишь монтажёра, говоришь ему, что должно быть на выходе. Всё. Твоё дело как босса видеопродакшена — координировать процесс. Вложения не требуются, — рассказывает Ковин.


Команда, которая может почти всё

За год официального существования компании Kovin Video было снято около сотни роликов. В Челябинске рыжего парня с камерой знали все бизнесмены и тусовщики. Дмитрий развивал личный бренд и сразу бренд своей фирмы. Фотосессии, участие в рекламных проектах, организация выставок, концертов и литературных квартирников. И везде присутствовали операторы его компании в его фирменных футболках.

— Съёмки, фотосессии, реклама — я ничего специально для участия в этом не делал. Фотограф из фотобанка заметил меня на одной из тусовок, позвал сниматься. Потом один из банков искал моделей для рекламы, обратились в этот фотобанк, выбрали меня. Я никуда сам не лез, но, когда предлагали, не отказывался, — рассказывает Дима.

В среднем за месяц Дима зарабатывал 100 тысяч рублей

Средний доход челябинцев — 25 тысяч рублей. Ковин не считает, что «сотка» — это много, потому что это усреднённая цифра: в некоторые месяцы удавалось заработать 15 тысяч, в некоторые — 40, один раз сразу триста.

— Когда до ухода в армию оставалось примерно полгода, я начал задумываться, как подготовить команду и весь проект к моему длительному отсутствию. И, главное, как подготовить себя? Ведь возможен и успех этой затеи, и полный провал, — вспоминает Дмитрий.

Для подстраховки Дима оформил доверенность на управление бизнесом на своих родителей. Предприниматель хотел, чтобы всеми делами «рулила» его команда, но право подписи было только у родителей.

— У моих мамы и папы большой бизнес-опыт. Папа проектировал подземные переходы в Челябинске и затем строил их. Вместе с мамой они занимались торговлей мясом. В общем, они знают толк в управлении, поэтому договоры моей фирмы в течение этого года проходят через них. Всю работу делает моя команда, а родители следят за её делами, но не лезут в согласования, поиск клиентов и выполнение заказов. Я так придумал перед уходом в армию, — рассказывает Ковин.

Он сидел офисе почти круглосуточно, прописывал все идеи. С исполнительным директором Полиной обсуждал каждую мелочь: с этим заказчиком нужно быть вежливыми, а этому можно подсказывать, как и что лучше сделать. Покупал курсы по планированию, устраивал стратегические сессии с бизнес-коучами.

— Дима брал меня с собой на мероприятия, чтобы заказчики уже знали моё лицо, чтобы для них не было шоком, что на встречу придёт не Ковин, а какая-то девочка, — говорит Полина.


Армейский привет

Все думали, что Дима попадёт в осенний призыв. В марте казалось, что до осени ещё далеко, полгода — всё успеют. В конце апреля стало известно, что Ковин пойдёт служить в июле. За два месяца Полине пришлось освоить всё, что Дима постиг опытным путём за несколько лет самостоятельной работы и за год предпринимательской деятельности.

— Это был шок. Я не понимала, что мне делать. Как нам просуществовать год без «папки»? — вспоминает Полина.

Сначала Дима и его команда хотели скрыть отсутствие босса на месте. Не знали, как сделать правильно: говорить клиентам и партнёрам, чтобы на год привыкали к другому человеку, или лучше сделать вид, что он приболел, уехал в командировку, очень занят? Но поняли, что лучше всё-так правда.

— Мы боялись, что клиенты выберут наших конкурентов, — признается Полина, — поскольку наша фирма для большинства заказчиков и партнёров ассоциируется именно с Димой. А тут его нет. И как быть? Мы решили, что нам поможет  видео.

Ребята сняли ролик, где Дима бреет себя налысо, а потом говорит, что Kovin Video продолжит свою работу. В ролике Дмитрий отметил, что доверяет своей команде, и символично передал машинку для стрижки Полине. Ролик разослали по базе контактов фирмы. И клиенты не отвернулись от ребят, заказы по-прежнему есть.

— Наверное, нельзя сказать, что в моё отсутствие фирма стремительно развивается. Но я и не ставил такой задачи перед Полиной и другими ребятами. Они должны сохранить то, что мы наработали, и по возможности улучшить, приумножить, — рассказывает Ковин.

По мнению Димы и Полины, тот факт, что босса нет, а команда работает, доказал силу и профессионализм фирмы. Клиенты это оценили. Но возвращения истинного руководителя ждут все.


Как сохранить личный бренд, если сам на Камчатке

Друзья подшучивали над Димой, что его чувство собственной важности зашкаливает: это надо же было назвать компанию своей фамилией. Но Дмитрий сделал это специально, для того чтобы была узнаваемость в регионе, поскольку он мелькает со всех рекламных щитов в Челябинске.

Регистрация названия фирмы была как раз перед престижной премией «ТОП-50 людей Челябинска». Дима был в числе номинантов. А другие участники этого события — его целевая аудитория. Название Kovin Video сработало очень эффективно: о фирме узнали все, кто должен был узнать.

Перед уходом в армию своё присутствие в городе Ковин решил увеличить: снялся для рекламы банка, поучаствовал в нескольких фотосессиях для фотостоков, его коллега Светлана помогает вести его соцсети, чтобы лайки и репосты продолжали сыпаться. А он ещё запустил рекламу в главном кинотеатре города, которую показывают перед всеми фильмами.

— Этот кинотеатр обратился к нам за рекламой, а я предложил их маркетологу своё присутствие в кадре. Им «яркое рыжее пятно» на картинке понравилось, — говорит Дима.

— Когда был день рождения нашей компании, мы решили его громко отметить: позвали всех клиентов, всех партнёров. Организовали выступление кавер-группы и выставку картин и сделали ростовую картонную фотографию Димы, чтобы все гости с ней фотографировались, — рассказывает Полина.

Команда сделала это специально, чтобы заказчики и конкуренты знали: «Ковин-продакшен» жив и полон сил. Фото Димы было не просто «приколом», а ещё одним способом поддержать его бренд.

— Ребята пытаются сделать так, чтобы я не «парился»: что-то стараются скрыть, что-то решить самостоятельно. Поначалу, признаюсь, я и правда переживал за всё, что они делают. Но потом выдохнул. Я всё равно с трудом могу отсюда, из военной части на Камчатке, как-то повлиять на события.

Раз в месяц Полина присылает Диме отчёт о проделанной работе, о доходах и расходах. С родителями Дмитрия она постоянно на связи: им же нужно подписывать договоры с заказчиками. Полина отмечает, что работа на данный момент идёт в спокойном режиме: принимают новые заказы, ищут клиентов, делают проекты.

— Сейчас у Димы другие заботы, поэтому он не дёргает меня каждый день. Мы наладили работу и научились справляться самостоятельно. Когда он вернётся, начнётся подъем, я уверена. Он же соскучился по работе, по нам, по насыщенной жизни, по деньгам в конце концов. И он наш идейный вдохновитель. Так что скорей бы дембель, — говорит Полина.


Куда после дембеля

Дима признается, что в армии боялся отупеть. Перед уходом он написал «Инструкцию для дембеля Ковина», в которой есть, например, пункты про изучение английского на уровне разговорного, чтение художественной и профессиональной литературы, посещение курсов по маркетингу и продажам, изучение ораторского мастерства.

Для того чтобы не потерять за год навык съёмки, как только появилась возможность, договорился с командирами и сделал свой видеопродакшен в части. Снимает видео, монтирует ролики. Освоил графику, хотя раньше в ней плохо разбирался.

— Для кого-то армия — это проверка «на мужика». Для меня это новый уровень роста личностного и профессионального. На освоение графики у меня не было времени «на гражданке». А тут нашлось, — добавляет Дима.

С военным билетом, как считает Дима, ему будет спокойней жить, потому что теперь у него есть запасные варианты, если бизнес «не попрёт». Можно устроиться на работу куда-то и честно принести в отдел кадров военный билет, который заслужил. Либо вернуться на контрактную службу и жить на государственном обеспечении.

В июле он вернётся в Челябинск. Сначала поест маминой еды, а потом приступит к работе. Ковин хочет расширить свою компанию на несколько регионов. Попробовать себя в Казани, Сочи, Санкт-Петербурге или Москве.

— Получится — классно. Не получится — продолжим работать в Челябинске, — говорит Дмитрий. — Подкопим ещё опыта и снова попробуем расширяться. Чего уже бояться? Самое сложное — год без «бати» — у нас, можно считать, удался. Всё остальное теперь не страшно.