Демпинг, штрафы и неработающие модели. Что мешает зарабатывать на дронах Демпинг, штрафы и неработающие модели. Что мешает зарабатывать на дронах Сегодня отрасли беспилотников в России приходится не сладко: технологии дешевеют, крупный бизнес выдавливает с рынка небольших игроков, а новые законы ограничивают полёты. Редакция «Своего дела» узнала, как предприниматели выживают в столь враждебных к бизнесу условиях https://svoedelo.blog/uploads/media/default/0001/04/a24fd9685fc07e7cff1d0059fdfbfc695cb39267.png https://svoedelo.blog/uploads/media/default/0001/04/a24fd9685fc07e7cff1d0059fdfbfc695cb39267.png
Демпинг, штрафы и неработающие модели. Что мешает зарабатывать на дронах

Пилотирование от первого лица

Шесть лет назад Алексей Кирьяков купил сыну машинку с пультом дистанционного управления. Так началось увлечение тридцатилетнего московского предпринимателя радиоуправляемыми моделями. С тех пор в коллекции Алексея побывало много разных устройств, включая самолёты и вертолёты, но особенно он полюбил квадрокоптеры. Предприниматель научился мастерски управлять беспилотниками, с лёгкостью ремонтировать их и даже собирать с нуля.

В 2015 году из запчастей, заказанных в Китае, Кирьяков собрал шлем для управления квадрокоптером. Устройство закрепляет перед глазами автомобильный пятидюймовый монитор, подключённый к камере беспилотника. Таким образом, пилот видит «глазами» дрона. На изготовление шлема было потрачено около 5,5 тысячи рублей. Самодельное устройство Алексея произвело сильное впечатление на его знакомого, также увлечённого дронами, Александра Бахвалова. Александр предложил организовать домашнее производство таких устройств.

Партнёры придумали название для бренда — Fpvdudes (от FPV — first person view, управление от первого лица), нарисовали логотип и запустили канал на Ютьюбе, который помог привлечь первых клиентов. Партнёры снимали интересные ролики: сравнительные обзоры дронов и оборудования для них, лайфхаки по сборке собственных квадрокоптеров и многое другое. В среднем видео набирали по полторы тысячи просмотров.

10 000

рублей

первоначальные затраты на запчасти


8500

рублей

стоимость одного шлема


10–15

заказов

на шлемы в месяц

— Возможно, нам стоило серьёзнее отнестись к продвижению своего продукта. У каждого из нас была основная работа и на бизнес зачастую не хватало времени и сил, — вспоминает Алексей.

Домашнее производство проработало около девяти месяцев, пока на рынке не стали появляться дешёвые модели китайских брендов. В среднем шлем из Поднебесной стоил на 2–2,5 тысячи рублей меньше. После этого заказы сошли на нет.


Гонки на дронах

Летом 2017 года знакомый предложил Александру и Алексею поучаствовать в его мероприятии: организовать гонку на квадрокоптерах. Партнёры согласились, собрали трассу и привлекли около двадцати участников. «Тогда появилась идея сделать лигу дрон-рейсинга», — говорит Кирьяков.

Идея оформилась в полноценный бизнес-проект к концу 2017 года. Тогда над проектом работали шесть человек, все — опытные пилоты квадрокоптеров. Своими силами партнёры сделали сайт и разработали бота для Телеграма, позволяющего узнать расписание гонок и записаться на ближайшую дату.

— Мы считали, что сможем заработать на рекламе, — говорит Кирьяков. — Хотели продавать рекламные места на баннерах, окружающих гоночную трассу.

Расходы на аренду зала для соревнований составляли 15–17 тысяч рублей за день гонок. Как правило, на мероприятия собиралось до сорока человек, каждый из которых платил по пятьсот рублей. Партнёры ничего не зарабатывали, но отбивали аренду.

Привлечь рекламодателей не удалось. Магазины, торгующие беспилотниками, посчитали, что не нуждаются в рекламе среди пилотов — участников гонок, так как они и без того прекрасно знают все профессиональные магазины. А зрителей у этого мероприятия практически не было.

— Мы буквально упрашивали магазины поучаствовать в наших мероприятиях, например предоставить подарок для победителя. Получалось не всегда, — рассказывает Кирьяков.

В 2018 году выручка за дрон-рейсинг составила около полумиллиона рублей. Сегодня Кирьяков и Бахвалов продолжают организовывать соревнования.


Съёмка с воздуха

С радиоуправляемой игрушки начался «дроновый» бизнес ещё одного предпринимателя из Москвы, Богдана Кантемирова. Более пятнадцати лет Богдан занимается организацией мероприятий, в том числе свадеб. Случайное увлечение радиоуправляемыми вертолётами и самолётами привело его к покупке первого дрона. Опытный организатор праздников сразу смекнул, что съёмка мероприятия с воздуха может стать прибыльным делом.

В 2012 году Кантемиров изучил форумы, посвящённые дронам. Приятель с одного из таких форумов помог Богдану собрать первый дрон. Он обошёлся предпринимателю в сто тысяч рублей. Однако для профессиональной съёмки квадрокоптер не подходил: качество получаемого видео и фотографий оставляло желать лучшего. Для покупки следующего дрона Богдан привлёк заёмные средства. Мультикоптер с дорогостоящими подвесом и камерой обошёлся предпринимателю уже в 450 тысяч рублей.

Новое направление бизнеса заработало весной 2013-го. Тогда Богдан придумал название для компании, SlySky, и запустил сайт. Увеличился парк беспилотников: Кантемиров купил ещё один такой же дрон и несколько попроще. Также предприниматель стал развивать направление коммерческой съёмки: с помощью дронов он инспектировал линии электропередач, опоры и вышки сотовых операторов.


Стоимость парка дронов SlySky

1,5

млн рублей


Стоимость одной съёмки в 2013 году

от 35 000

рублей


Когда Кантемиров начинал «дроновый» бизнес, купить беспилотник могли позволить себе лишь крупные компании.

— Шесть лет назад квадрокоптер, снимающий красиво, стоил порядка 12–14 тысяч долларов. На эти деньги можно было купить иномарку эконом-класса, — подчёркивает Богдан.

Однако уже с 2013 года на рынок стали выходить более дешёвые модели, например первая серия DJI Phantom. Этот дрон имел очень скромные характеристики и стоил пятьсот долларов. Кантемиров не отнёсся серьёзно к выходу «Фантома», посчитав, что такие простенькие дроны не смогут с ним конкурировать.

Спустя два года, после выхода третьей версии бюджетного беспилотника, рынок заполнили предложения дешёвой съёмки. И тогда Богдан почувствовал действительно сильное давление конкуренции. Художественная съёмка на мероприятиях вроде свадеб перестала приносить деньги, и тогда Богдан сконцентрировался на обслуживании коммерческих заказов.

— Стоимость съёмки свадьбы упала в семь раз, до пяти тысяч рублей! — сетует предприниматель. — Несмотря на то, что качество фотографий нашим дорогим квадрокоптером и бюджетным отличалось, клиенты делали выбор в пользу невысокой цены.


Законодательные ограничения

В 2016 году в закон об использовании воздушного пространства внесли поправки, согласно которым беспилотник приравняли чуть ли ни к «Боингу». Для его запуска теперь стали требоваться различные разрешительные документы, в частности согласование плана полётов.

— Чтобы к нужной дате успеть получить разрешение на использование воздушного пространства, необходимо начать подготовку документов за 7–10 дней, — объясняет Кантемиров. При этом внутри МКАД разрешение на полёты на высотах от 0 до 8 тысяч метров получают лишь спецборты и МЧС.

Предпринимателям пришлось подстраиваться под новый закон. Богдан перестал вести съёмки с дронов в Москве и переложил риски получения штрафа на клиентов: добавил в стоимость услуг пять тысяч рублей.

С жёсткими законодательными нормами столкнулся и Алексей Кирьяков. Он мечтает не ограничиваться одними гонками, создавать узкоспециализированные дроны, оборудованные тепловизорами, для охотников или поисковых служб. Однако пока это всё мечты.

— Когда люди узнают, что можно схлопотать штраф за запуск дрона, сразу же отказываются от его покупки, — сокрушается Кирьяков. По этой причине аудитория покупателей дронов и услуг, с ними связанных, невелика.

Российский рынок беспилотников в 2018 году


160 000

дронов приобретено


1,9

млрд рублей

совокупная выручка продавцов


— Во всём мире дроны активно используются в сельском хозяйстве, в картографии, геодезии и других направлениях. Это тренд. В России из-за законов это направление практически не развивается, — поддерживает предпринимателя Кантемиров.