Быстрая «Синхронизация»: можно ли заработать на любви к искусству Быстрая «Синхронизация»: можно ли заработать на любви к искусству Проблема самоопределения, быстрый рост и «чёрный октябрь» — это лишь некоторые этапы, которые прошли Мария Бородецкая и Андрей Лобанов при запуске культурной платформы «Синхронизация». Редакция «Своего дела» выяснила, как предприниматели пытаются сделать главный образовательный проект страны https://svoedelo.blog/uploads/media/default/0001/07/ea4e53a5ea0918dc70c50274f8df0354218c7bab.png https://svoedelo.blog/uploads/media/default/0001/07/ea4e53a5ea0918dc70c50274f8df0354218c7bab.png
Быстрая «Синхронизация»: можно ли заработать на любви к искусству

Коротко о главном

Коротко о главном

Искусство vs. экзистенциальный кризис

«Мы хотим, чтобы темы разговоров на кухне изменились. Очень часто они сводятся к рутине, будничным делам, крутятся вокруг одних и тех же тем, людей, вещей. А слушатели наших лекций дома спорят о Кафке, обсуждают нового Тарантино — и не на обывательском уровне, а вскрывая какие-то дополнительные смыслы», — гордится CEO «Синхронизации» Мария Бородецкая.

Проект запустился 4 года назад. На тот момент Мария уволилась из рекламного агентства Havas Media, а её друг Андрей Лобанов думал об уходе из McKinsey. Оба не представляли, чем будут заниматься дальше. Андрей решил поискать вдохновения в искусстве и попытался погрузиться в предмет, но не нашёл подходящих офлайн-курсов. Тогда он решил сам организовать лекции для небольшой аудитории и кинул клич через Фейсбук. На призыв откликнулись искусствоведы и сотрудники музеев, провели несколько лекций. На одну из таких встреч пришла Мария. Вскоре после мероприятия друзья договорились вместе строить бизнес и создать собственный лекторий.

Предпринимательница вспоминает, что в первый год проект развивался медленно, потому что основатели искали «свой продукт» и не уделяли бизнесу достаточно времени. Мария в это же время училась на инструктора по йоге, а Андрей оставался в McKinsey. К ним присоединились администратор и куратор, которые работали в основном «за идею» и в свободном режиме. «Синхронизация» представляла собой камерный проект для своих с выручкой около 300 тысяч рублей в месяц.


Основательница «Синхронизации» Мария Бородецкая

«Но мы видели, что у других получается, например, тот же лекторий „Прямая речь“ [существует с 2011 года, среди спикеров писатель Дмитрий Быков, профессор Татьяна Черниговская, биолог Илья Колмановский — прим. ред.], у которого не было проблем со слушателями. Поэтому мы верили, что такой формат может существовать и приносить прибыль», — вспоминает Мария.

В ожидании прорыва

Команда «Синхронизации» начала тестировать разные темы и названия курсов для рекламных кампаний в соцсетях. Оказалось, что лучше всего «заходили» лекции, на которых давалось общее представление о предмете: «История искусств», «Ван Гог», «Босх». Абстрактные темы, например «Что такое шедевр», продавались плохо. За первый год основатели вложили в проект 500 тысяч рублей из личных средств. Деньги ушли на создание сайта, маркетинг, гонорары лекторам и зарплаты сотрудникам, аренду помещения и оборудования.

Прорыв случился летом 2016-го, примерно через год после старта. В команду пришёл новый куратор — историк искусств Ольга Чуворкина. Вместе с ней появился системный подход. Она организовала масштабный поиск лекторов «в полях» и проводила прогоны перед публичными мероприятиями.

Ещё одним фактором стали семейные обстоятельства Марии: её отец сильно заболел. Это заставило предпринимательницу полностью мобилизоваться и сконцентрироваться на проекте:

«Я дала себе ещё полгода, до конца 2016-го. Решила, что если к этому моменту ничего не сдвинется, вернусь в рекламу»


«Я дала себе ещё полгода, до конца 2016-го. Решила, что если к этому моменту ничего не сдвинется, вернусь в рекламу»


К январю 2017 года «Синхронизация» переехала в свой первый постоянный лекторий (сейчас у компании уже две основные площадки), проект начал приносить стабильную прибыль, появилась полноценная команда, каждый месяц выпускались новые лекции.


Лекторий «Синхронизации» в центре Москвы

К тому времени Андрей запустил собственный проект — школу программирования для детей «Алгоритмика». Он отошёл от оперативного управления «Синхронизацией», оставив за собой право принимать участие в важных для проекта решениях. «Мы с Андреем близкие друзья, но в работе часто сталкивались лбами, — вспоминает Мария. — Но когда мы иначе распределили роли, произошла магия. Сейчас я с удовольствием советуюсь с ним по важным вопросам. Мы стали идеальной командой».

«Чёрный октябрь» и другие ошибки

Во главе с куратором проекта Ольгой Чуворкиной команда искала новых спикеров и изучала отзывы слушателей. Мария и Андрей осознанно решили сохранить камерный формат в 30–50 гостей, чтобы все могли задать вопросы лектору. Параллельно развивалось новое направление: в «Синхронизацию» начали обращаться компании с просьбами прочитать лекции для сотрудников. К концу 2017-го число корпоративных клиентов выросло до двадцати. К осени 2018-го у стартапа появились коммерческие партнёры, которые взяли на себя часть расходов на организацию. Сегодня лекции проходят при поддержке Ferrero Rocher. «Синхронизация» также начала проводить лекции в кинотеатрах, парках и знаковых особняках Москвы: доме Смирнова, особняке на Волхонке.

Бюджет одной публичной лекции «Синхронизации»

К сентябрю 2017-го года «Синхронизация» стабильно проводила 50–60 лекций в месяц. Вдохновившись этим результатом, уже в октябре предприниматели решили увеличить объём в два раза, до 110 лекций в месяц. «Это был провал. Клиентский сервис не справлялся с запросами, маркетинг не успевал запускать рекламу, лекторы сходили с ума от такого количества», — вспоминает Мария. По её словам, впервые с лета 2016-го «Синхронизация» получила «небольшой минус»:

«Этот месяц вошёл в историю как „чёрный октябрь“. Зато мы навсегда уяснили: расти надо постепенно»


«Этот месяц вошёл в историю как „чёрный октябрь“. Зато мы навсегда уяснили: расти надо постепенно»



Основатели «Синхронизации» осознанно решили сохранить камерный формат в 30–50 гостей

Той же осенью по запросу семейных клиентов «Синхронизация» запустила курс «Синхро.KIDS». Поток из нескольких групп удалось собрать по базе постоянных слушателей. В течение пяти занятий дети в том числе рисовали свои автопортреты, угадывали шедевры живописи. На волне успеха команда решила увеличить программу до 12 занятий. «Когда мы запустили рекламу, оказалось, что длинные дорогие курсы по искусству для детей — это сложно. Новые потоки не заполнялись, и нам пришлось заморозить этот проект», — говорит Мария, но надеется его перезапустить. По словам предпринимательницы, эта история послужила хорошим уроком: все новые идеи надо тестировать на широкой аудитории, чтобы понять, есть ли спрос.

Ещё одна ошибка «Синхронизации» связана с сайтом проекта. Первый запустился в 2015 году, но не работал должным образом, например в мобильной версии нельзя было искать события по именам лекторов. В 2016 году команда заказала разработчикам новый сайт с «модным интерфейсом, удобной админкой и CRM, которая позволяла бы автоматизировать кучу процессов». Но к моменту запуска через два года он уже частично устарел. «Теперь мы понимаем, что сначала нужно было выпустить простой и красивый сайт с минимальным количеством функций, а уже потом дорабатывать его», — рассказывает Мария.

Амбиции и инвестиции

Оборот компании ежегодно растёт в 2,5–3 раза, а рентабельность публичных лекций составляет 20 %. Сегодня «Синхронизация» — крупнейший лекторий Москвы с прогнозируемым оборотом 100 миллионов рублей за 2019 год и амбицией основателей стать крупнейшим образовательным проектом в стране. Для этого команда поступательно увеличивает количество публичных лекций, экскурсий, показов, развивает онлайн-направление, а также организует групповые поездки в сопровождении лектора и координаторов проекта.

Из девяти миллионов рублей ежемесячной выручки порядка четырёх приносят публичные офлайновые мероприятия. Около двух миллионов «Синхронизация» зарабатывает на корпоративных лекциях. В числе клиентов Сбербанк, Ernst & Young, Росатом и другие крупные российские и международные компании. На онлайн-направление приходится около трёх миллионов рублей.

Сейчас на сайте «Синхронизации» можно посмотреть видеоверсии самых популярных лекций. К ним прилагаются дополнительные материалы для изучения и проверочный тест. Стоит такой видеоурок 500 рублей. Второй онлайн-продукт — полноценные и дорогие в производстве курсы с видео, текстами, картинками, заданиями и обратной связью от лекторов.

Предпринимательница признаётся, что осваивать это направление непросто: «Никто в мире не знает, какими должны быть идеальные онлайн-курсы. Все ищут формат. Мы тоже собираем обратную связь и идём маленькими шажками». Так, например, если в компании видят, что на третьем уроке часть людей перестала проходить курс, значит, в следующий раз добавляют к этому уроку письмо, задание или корректируют сам урок.

В этом году «Синхронизация» решила проверить, востребованы ли продукты компании за рубежом. Маркетологи запустили рекламу на англоязычную аудиторию, анонсировали курс с отложенным стартом (заранее материалы не переводили) и решили посмотреть, будут ли покупки. Шалость не удалась. Стоимость привлечения одного слушателя оказалась слишком высокой, поэтому немногочисленным покупателям просто вернули деньги.

«Пока нам ещё очень много нужно сделать в России, поэтому наш фокус сейчас — развитие онлайн-направления и лектория в Москве. А вот в следующем году посмотрим. В любом случае сначала прощупаем рынок. Возможно, это будет тот случай, когда мы впервые привлечём инвестиции. Но пока говорить об этом рано», — считает Маша.